Вы здесь

Аконит

БОРЕЦ — ШЛЕМ ЮПИТЕРА

Борец — русское ботаническое название аконита — Aconitum, растения семейства лютиковых — Ranunculaceae. Выросшая в семье врача-гомеопата, я с раннего детства знаю, что аконит — гомеопатическое лекарство, чрезвычайно часто прописываемое при простуде, гриппе. С этим названием у меня четко связались положительные эмоции, а слово «борец» почему-то показалось жестким и даже несколько удивило. Но случилось это значительно позже, когда я сама стала врачом-гомеопатом и меня увлекли поиски сути явлений, болезней и лекарств, особенно лекарственных веществ, используемых в гомеопатической фармации.

Оказалось, что аконит имеет уйму названий, и большинство из них устрашающего характера: волкобой, козья смерть, черный корень, черное зелье, каска, голубая железная шляпа. Есть, правда, и иные: лошадка, туфелька, капюшон.

По Теофрасту, название «аконит» происходит от города Аконе, окрестности которого считались родиной одного из видов этого растения. Согласно мифу, Геракл вывел из подземного царства Цербера, сторожевого пса, именно возле этого города.

Аконит 

Вывел. А тот, разъярясь, возбуждаемый бешеной злобой, Громким лаем тройным одновременно воздух наполнил И по зеленым лугам разбросал белесую пену Пена пустила ростки, говорят, и, влагу впивая Из плодоносной земли, получила зловредную силу Этот живучий цветок, растущий на твердых утесах, Жители сел аконитом зовут..

Так описывает это событие в «Метаморфозах» Овидий.

Аконит - многолетнее растение, всего известно около 300 видов, из них более 60 — на территории Советского Союза. Все они ядовиты, хотя степень ядовитости у различных видов далеко не одинакова. Растение содержит курареподобные алкалоиды, основной из которых — аконитин, выделенный в 1838 г. немецкими токсикологами Гейгером и Гессе.

В Гималаях из аконита приготовляли стрельный яд. В античном мире его, как и цикуту, использовали для приведения в исполнение смертного приговора. Диоскорид писал о токсичности аконита для скорпиона. Видимо, этот пример казался особенно поразительным: погибал даже сам скорпион — обладатель смертельного яда! О том же говорится в фармакогнозии Бируни: «...это трава, которая убивает собак, барсов, свиней, волков, если положить ее в пищу. Некоторые полагают, что, если его приблизить к скорпиону, то он ослабляет его».

А. П. Чехов описал отравление на Сахалине людей, употребивших в пищу печень свиней, отравленных борцом.

Впоследствии выяснилось, что не все виды животных отравляются аконитом: изюбры, пятнистые олени, косули могут поедать его безнаказанно. Лошади — только в виде сена, свежий аконит для них опасен. «Ни одна лошадь даже не подойдет к тем синим цветам, которые Вас так радуют», — сказал мне наш спутник при переходе через один из алтайских перевалов, не разделяя моего чрезмерного восторга перед этим растением. Он не был врачом-гомеопатом и не мог понять, что видеть живой аконит в естественном месте его произрастания для меня — упоительное зрелище.

Узнав, что в сухом виде токсичность аконита исчезает, я подумала и о том, как был прав Ганеман, настаивая на изготовлении гомеопатических лекарств из свежих растений.

Некоторые врачи-гомеопаты считают, что аконит особенно эффективен в высокогорных районах. Растение гор — для горцев. Еще в прошлом веке писали, что свойства растения зависят от места произрастания. Эта мысль подтверждается современными фармакологическими исследованиями. Болезни или склонность к определенным болезням также зависят от места обитания.



Аконит

Аконит — излюбленное лекарственное растение восточной медицины. Его широко использовали индийские врачи, «лечащие ядами». В Китае и Тибете аконит называли царь-травой, очень ценили его лечебные качества, но, зная о его высокой токсичности, перед употреблением подвергали длительной обработке.

Средневековая Европа рассматривала аконит только как яд. Многие травники, считая его самой ядовитой из трав, даже предостерегали от употребления растения. Первые попытки использовать аконит в лечебных целях относятся к XVIII в. Им пытались лечить перемежающуюся лихорадку, глазные болезни и даже лепру. А. Галлер рекомендовал его при лихорадках, сопровождающихся высыпаниями, что напоминает в известной мере гомеопатические показания для применения аконита при острых заболеваниях. К. В. Гуфеланд считал его полезным при невралгии, подагре и эпилепсии. В XIX в. круг показаний для аконита расширяется, распространяясь на кожные и злокачественные заболевания, кровоизлияния и пневмонии.

Можно предположить, что довольно частые и хорошо описанные случаи отравления аконитом способствовали тому, чтобы на него обратили внимание врачи, владеющие искусством применения малых доз — ведь именно их интересовали вещества, вызывающие болезненные сдвиги, сходные с известными заболеваниями. А картина отравления аконитом в самом деле напоминает сосудистые кризы, инфекционные болезни. Клиническая картина отравления раскрыла общий характер действия аконита, подробности же его влияния на организм были выяснены в многочисленных испытаниях, проведенных врачами-гомеопатами с нетоксическими дозами (так была установлена его специфическая фармакодинамика). Гомеопатический препарат готовится из сборного вида — Aconitum napellus, представленного несколькими видами, населяющими горы Европы.

Дождевик

Аконит быстро и прочно вошел в гомеопатическую практику, вызывая самые восторженные отклики врачей. Известный английский гомеопат Р. Юз писал, что если бы гомеопатия не сделала ничего для терапии, кроме раскрытия свойств аконита, то и тогда она могла бы остаться довольной.

В малых дозах он оказался эффективным при острых, быстро развивающихся заболеваниях с выраженным сосудистым компонентом: инфекционных болезнях, крапивницах, ларинго- и бронхоспазмах, гипертонических кризах, стенокардии, сопровождающихся большим беспокойством, страхом. По мере накопления опыта в характеристике, описывающей его действия, появилась и более подробная симптоматика. Например: обострение стенокардических болей в холодные звездные ночи или плохое самочувствие при северо-восточном ветре. Наличие таких симптомов позволяет врачу с большей уверенностью в успехе назначать то или иное лекарство.

Французский гомеопат Л. Симон писал: «Клиника показала, что аконит особенно действен в страданиях, вызываемых испугом или сильным нравственным потрясением» (т. е. состоянием, которое мы теперь определяем коротким, как выстрел, словом стресс). Более чувствительны к акониту люди подвижные, беспокойные, легко поддающиеся фобиям, заболевающие в вечерние часы. Развивающаяся хрономедицина подтверждает реальную ценность для клиники наблюдений такого рода.

В советскую фармакопею были внесены два вида аконита — каракольский (А. karakoücum) и джунгарский (A. soongaricum). Настойка аконита входит также в состав препаратов ангиноль и акофит, предложенных советским врачом М. И. Лещенко. Азотнокислый аконит используют для электрофореза. Во французскую гомеопатическую фармакопею, кроме аконита, входят аконитин, аконитиновая кислота и азотнокислый аконитин.

На Дальнем Востоке спиртовая настойка аконита, приготовляемая в домашних условиях,— довольно распространенное наружное обезболивающее средство, применяемое при ревматизме, невралгических и мышечных болях. При ошибочном приеме внутрь случаются тяжелые отравления с коллаптоидным состоянием. Так что недаром аконит — борец: он действует разительно и как яд, и как лекарство. Это средство гомеопатической скорой помощи. Один из первых русских врачей, почувствовавших действенность разжиженных, как говорили в то время, гомеопатических лекарств, В. И. Даль с помощью аконита прекратил приступ крупа у своего сына. В «аконитных» случаях так же быстро могут быть ликвидированы сердечные боли, крапивные высыпания, приступы кожного зуда.

Аконит — очень красивое растение, некоторые его виды разводят как декоративные. Есть среди них даже вьющиеся. Проходя как-то по ряду на рынке, где продают цветы, я услышала предложение купить туйку. Я остановилась, чтобы взглянуть, какова она, но рассматривать фактически было нечего. Суховатый корешок с несколькими коротко обрезанными стебельками. Никакого другого названия растения хозяйка корешка не знала, она лишь уверяла меня, что он очень украсит мой сад. Любопытство взяло верх, я приобрела корешок, и, к моей радости, он вырос в кустик аконита с синими цветами. Таков был сюрприз судьбы. Порывшись в фитотерапевтических руководствах, я обнаружила среди других карпатских имен аконита и такие, как тоя обыкновенная, тоя полонинская, тоядь. Тоя легко трансформировалась в более понятное для центральной Украины «туйка», и, спрятавшись под непонятным именем, аконит пробрался в мой сад.