Вы здесь

Бриония

ПЕРЕСТУПЕНЬ

Второе название растения — бриония (латинское Bryonia). Видимо, от греческого «брио» — цвести, расцветать, пускать побеги. В фармакогнозии Бируни, среднеазиатского ученого-энциклопедиста, оно названо виноградной лозой. В самом деле, листья растения напоминают виноградные, сходство с виноградом дополняется наличием усиков, которыми переступень цепляется за какую-либо опору — плетень, забор, стену дома.

В мире насчитывается около десяти видов этого растения из семейства тыквенных — Cucurbitaceae, на территории Советского Союза их четыре, два из которых — переступень лопухолистный (В. Iappifo Iia) и черноплодный (В. melanocarpa Nabiev) занесены в «Красную книгу». На Украине переступень называют адамовым корнем. По библейским преданиям, Адамом звали первого человека, само слово «адам» означает «человек» в древнееврейском языке. Корень у переступня, как у женьшеня и мандрагоры, похож на человечка. Вполне возможно, что именно это способствовало лекарственной «карьере» этих растений. В дошедших до нас древних медицинских трактатах высказывается мысль, будто природа самой внешней формой растений указывает на их предназначение. Форма — это сигнал, намек. Сходство корня с человеческой фигурой могло расцениваться как особо важный знак.

Бриония

Название нетрогай-зелье как бы предупреждает о ядовитости растения. Это особенно важно знать потому, что плоды брионии похожи на ягоды паслена, которыми часто лакомятся дети.

Об использовании переступня в медицине известно с античных времен. С лечебной целью употребляют все части растения. Корень — чаще для внутреннего употребления, молодые побеги, листья и ягоды — для наружного. Гиппократ и его последователи применяли переступень при женских заболеваниях. Диоскорид — при ушибах, головокружении и судорогах. Мазью из ягод пользовались как депиляторием. По сообщению Бируни, дубильщики кожи употребляли плоды растения для снятия со шкур шерсти. Во все времена переступень считался сильным слабительным средством.

В средние века человечество растеряло многие знания, добытые древними естествоиспытателями, немало сведений осело в рукописях, ожидая своего часа. Суеверия, догмы, схоластика шли в наступление. Переступень, как и многие другие лекарственные растения, применяли как приворотное снадобье. В анналах народной медицины Германии хранится рецепт такого рода: «Кусочек корня надо положить в туфель, приговаривая при этом — юноши, спешите ко мне». Переступнем лечили нарывы, лихорадочные состояния, ревматизм, отеки и астму.

Современные деревенские костоправы смазывают настойкой переступня места травмы при осмотре и вправлении вывихов с целью обезболивания.

Популярное средство народной медицины, переступень неоднократно привлекал к себе взоры ученых. Немецкий врач, один из основоположников геронтологии К. В. Гуфеланд, крупнейший медицинский авторитет конца XVIII — начала XIX в., применял его при заболеваниях легких. Во Франции действие переступня на бронхи и легкие в эксперименте на животных изучал отец знаменитого физика П. Кюри.

В наше время сотрудники Института тонкой органической химии АН Армении, занимающиеся изысканием новых физиологически активных веществ, также заинтересовались переступнем: «Один из химических секторов института занят исключительно природными соединениями... Главные усилия сосредоточены на одном, особенно многообещающем растении. Это переступень белый, по-латыни бриония альба, а по-армянски лоштак, т. е. лопоухий...». Институтские химики уже выделили около двадцати индивидуальных веществ. Те соединения, которые можно считать действующим началом, уже выделены и идентифицированы.

Основные биологически активные вещества переступня — ядовитые гликозиды типа сапонинов — кукурбитацины, органические кислоты, дубильные вещества, крахмал, стероидные соединения.



Бриония — один из самых первых гомеопатических препаратов. Его готовят из свежих корней, собираемых до цветения. В гомеопатическую практику его ввел С. Ганеман, тщательно разработавший показания к его применению.

Бриония

Сейчас основным фармакологическим действием брионии считается противовоспалительное. С точки зрения врача-гомеопата это не совсем так: ее эффективность во многих случаях не может быть объяснена таким образом. Гомеопаты воспринимают брионию как препарат широкого спектра действия, принадлежащий к группе полихрестов (полихрест — термин, введенный Ганеманом для обозначения, как говорили в те времена, многоцелебных лекарств). Многоцелебность брионии известна любому практикующему врачу-гомеопату. Конечно, при этом нельзя забывать, что ее нужно прописывать только по специальным показаниям, в «брионийных» случаях. Например, бриония — прекрасное средство для лечения полиартритов, однако в том случае, если боли беспокоят не ночью или в состоянии покоя, а при движении, носят острый колющий характер, причем по мере движения нарастают, не отмечается столь часто наблюдаемого феномена «расхаживания». Перспективно использование брионии при голозных болях в том случае, если они носят колющий характер, резко усиливаются от любого движения, могут заканчиваться рвотой или носовым кровотечением. При «брионийном» плеврите врач отмечает стремление больного лежать на пораженной стороне, что обеспечивает больший покой и меньшую интенсивность болей. То же самое при печеночной колике. Бриония — испытанное временем слабительное средство, однако в гомеопатических дозах оно будет эффективным только при жестком сухом стуле, ложных позывах, сухом языке с белым налетом. Применяя брионию, врач еще более может быть уверен в успехе, если больной холерического темперамента. Хотя просто холерический темперамент — это слишком скудная информация для врача-гомеопата. Обычно характеристики, используемые в гомеопатии, бывают значительно шире. Так, о типе «брионии» в современных руководствах мы можем прочесть следующее: крепкий сухощавый желтушный брюнет, энергичный, но быстро падающий духом, легко сердящийся, бережливый, добросовестный и т. д. Как показывает практика, все эти подробности имеют большой смысл в деле врачевания. Люди болеют по-разному даже одинаковыми болезнями, и им необходимо подбирать индивидуальное лечение.

Алоэ в гомеопатии

Древние врачи имели резон, применяя брионию как тонизирующее и успокаивающее, мочегонное и противовоспалительное, гормональное и исцеляющее телесные и душевные раны средство.

Широко и с большим успехом применял брионию Ганеман при тифозной эпидемии, опустошавшей Германию в 1813 г. Его опыт был использован моим отцом во время Великой Отечественной войны в инфекционном отделении при лечении больных брюшным и сыпным тифом.

В гомеопатическом кабинете Киевской областной больницы отмечались успехи от применения брионии при самых разнообразных заболеваниях: радикулитах, полиартритах, опоясывающем лишае, заболеваниях печени, желудка, кишечника, бронхитах, гриппе, бессоннице, гормональных нарушениях и даже при некоторых генетически обусловленных патологиях.

Приятельницу моей матери мне посчастливилось трижды удачно вылечить брионией от разных заболеваний: у нее рассосалась липома величиной с чайное блюдце в области спины, прекратились печеночные колики, сопровождавшиеся повышением температуры и значительным увеличением печени, прошло в двухнедельный срок правостороннее воспаление легких без применения каких-либо других лекарств.

С юности мне запомнилось улыбающееся лицо соседа: «Бегу в аптеку за брионией, нам никак без нее нельзя». Дело в том, что у его тещи был очень тяжелый характер, а крупинки брионии не только снимали боли во время печеночных колик, но и умиротворяли ее. Успокаивающее действие брионии продолжалось после прекращения приступов желчнокаменной болезни, поэтому все в доме следили, и сама пациентка в том числе, чтобы бриония всегда имелась в домашней аптечке.

В сообщении из упоминаемого ереванского института говорилось, что корень их лоштака вырастает до 30 кг. Киевская гомеопатическая аптека никогда не получала от своих поставщиков таких гигантов. Я, конечно, позавидовала армянским товарищам. Корень, украшающий мой кабинет, весит не более полукилограмма, однако он доставляет мне большую радость. По происхождению он, как и мои предки по отцу,— полтавчанин, и сходство в нем с человечком бесспорно.