Вы здесь

Красавка — белладонна лекарственная

КРАСАВКА — «ОТРОВНИЦА»

Я так надолго остановился на этих действиях белладонны потому, что здесь мы стоим на одной почве с нашими собратьями аллопатами, и в нашем откровенном принятии таких средств лежит одна из надежд лучшего согласия в будущем.

Р. Юз

Слово «белладонна» переводится с итальянского как «прекрасная дама». Таким именем это лекарственное растение названо не по причине его красоты — тысячи растений ярче, эффектнее, красивей. Во всем повинны дамы, использовавшие его сок с незапамятных времен для усиления блеска глаз и румянца на щеках: он расширяет зрачок и сосуды кожи.

Белладонна

Красавка белладонна лекарственная — Atropa belladonna L.— многолетнее травянистое растение семейства пасленовых — Solanaceae, крупное (на второй год жизни достигает в высоту 1 — 1,5 м), с густо-зелеными крепкими листьями и довольно скромными колокольчатыми цветами желтовато-бурого или буро-фиолетового цвета. Самое привлекательное в нем — черные блестящие ягоды, которыми, к сожалению, соблазняются нередко не только дети, но и взрослые. Р. Вильфорт, автор книги, посвященной лекарственным растениям, пишет о ежегодных сообщениях в газетах по поводу отравлений ягодами красавки. Вопреки обычным нашим представлениям о нежности и слабости детского организма, он более стоек к воздействию яда белладонны, чем организм взрослого человека. Почти все растения семейства пасленовых ядовиты, белладонна же — самая ядовитая из них. Так что название «отровница» (отравительница) подходит ей больше, чем «красавка». Недаром еще зовут ее сонной одурью, бешеной, чертовой или песьей вишней, крысиной ягодой и змеиной травой.

В Европе с XVIII в. издаются циркуляры, а в наши дни научно-популярные брошюры, предупреждающие об опасности ягод белладонны. Свойство белладонны оказывать снотворное и возбуждающее действие известно с древних времен, однако подробное описание растения можно найти лишь в травнике

Фокса, изданном в 1552 г. Из-за высокой токсичности она не нашла широкого применения в народной медицине.

Парацельс считал, что белладонна может причинить безумие. Так же думал А. Галлер, хотя в его время растение уже применяли как лекарственное при самых разнообразных заболеваниях: бессоннице, эпилепсии, ночном недержании мочи, холере, подагре, коклюше, желудочно-кишечных, кожных и венерических заболеваниях. Видимо, такие рекомендации носили в большинстве случаев умозрительный характер. Изучение физиологического действия белладонны началось позднее — в XIX в. В 1831 г. немецкий ботаник и физиолог Ф. Ю. Майн и независимо от него в 1833 г. немецкие токсикологи Гейгер и Гессе открыли атропин (один из основных, наряду со скополамином и гиосциамином, алкалоидов красавки).

Красавка

В конце XIX в. большую сенсацию произвело средство от дрожательного паралича, предложенное жителем болгарского города Шипка И. Раевым. Оно обладало значительной эффективностью. Состав и способ приготовления автор держал в секрете. Королева Италии приобрела у него этот секрет и учредила в нескольких городах у себя на родине и в немецком городе Касселе госпитали для лечения болгарским средством больных энцефалитом. Основным компонентом таинственного препарата оказались корни белладонны. В 25 % случаев отмечалось излечение больных, в 40 — значительное улучшение, в остальных результаты были неопределенны. Основная трудность в лечении заключалась в установлении оптимальных, как разовых, так и курсовых доз, — нередко возникали вредные побочные действия в виде сухости слизистых, расширения зрачков, нервного возбуждения. Оказалось также, что при остром энцефалите, а также при физической и психической астении, заболеваниях сердца, печени и почек применять препарат небезопасно. Таким образом, курс лечения надо было моделировать на каждом больном. Видимо, эти обстоятельства и были одной из причин разочарования в лекарстве, внушившем поначалу весьма радужные надежды. К прекрасной даме — белладонне — требовался деликатный подход. Современный препарат сухого экстракта корня белладонны — корбелла — также не имеет четко определенной дозировки и применяется с постепенным повышением дозы до наиболее эффективной для больного. Доза, таким образом, зависит от индивидуальной реакции.



Табак

Раздумывая над подобной ситуацией, я всегда вспоминаю слова Ганемана, который писал, что каждое лекарственное вещество, а не только пациента, надо рассматривать как индивидуум. Разве достаточно сказать о белладонне или атропине, что это спазмолитические и болеутоляющие препараты? Этого крайне мало. Необходимо уточнить, в каких случаях, для кого, при каких обстоятельствах они являются таковыми.

В любой терапии — народной, аллопатии, гомеопатии — с помощью препаратов белладонны стремятся вызвать успокаивающий, обезболивающий, антиспастический эффект, чтобы лечить бессонницу, ночной энурез, бронхиальную астму, паркинсонизм, почечные и печеночные колики, заболевания желудочно-кишечного тракта. Из чего следует, что при любом варианте лечения используется эффект малых доз этого лекарственного вещества, так как большие дозы, возбуждающие и вызывающие спастические явления, непригодны для терапии. Известно также, что определить эту малую дозу, в данном случае успокаивающую, бывает затруднительно. Одна и та же доза у различных людей может давать эффекты не только разной интенсивности, но и разнонаправленные, выступая в зависимости от индивидуальной чувствительности то в роли малой, то в роли большой дозы. Поэтому в одних случаях может наблюдаться лечебный эффект, в других — лечебный наряду с побочными действиями и в третьих — токсические явления. Гомеопатам в такой ситуации помогает разобраться принцип подобия, при помощи которого определяются особо чувствительные к лекарству лица. У таких субъектов гомеопаты вправе рассчитывать на лечебный эффект от ультрамалых доз, заведомо не дающих вредных побочных действий. Лечебный эффект от таких доз у лиц, не имеющих особых, «белладонных» черт, не наступает. Белладонна должна быть прописана в «белладонном» случае.

Согласно гомеопатическим представлениям, к «белладонным» принадлежат натуры артистические, с повышенной нервозностью, быстрыми, сильными, но непродолжительными реакциями, эмоции которых могут достигать степени пароксизма. Один из врачей прошлого века высказался очень решительно по поводу белладонны, заявив, что она никогда не помогает идиотам. У «белладонных» лиц красивые ясные глаза с широкими зрачками, многие острые заболевания — грипп, ангина, рожа — протекают у них по типу скарлатины. Лечебным, а также профилактическим средством при скарлатине белладонну считали еще до появления гомеопатического метода лечения. По-видимому, это сыграло определенную роль в том, что именно с лечения скарлатины белладонной начал свою гомеопатическую практику Ганеман. Опыт современных врачей-гомеопатов также говорит о том, что она смягчает течение этого инфекционного заболевания и предохраняет от возможных осложнений. Это одно из самых часто применяемых в гомеопатии лекарств при ночном энурезе.

Как-то один из моих постоянных пациентов, смущенно вытягивая из бумажника жалкие остатки рецепта на белладонну, попросил меня повторить его в нескольких экземплярах. На мой недоуменный взгляд он ответил: «Вы не удивляйтесь моей просьбе — уж больно много детей вылечилось этим лекарством от «ночной беды». Все дети, излеченные белладонной от ночного энуреза, оказались жителями одного села на Житомирщине и, как это часто бывает в селах, большинство из них носило одну и ту же фамилию. Такой подобрался «белладонный» народ!

Гомеопатическая практика моего отца также началась с белладонны. Мы жили тогда на юге Украины, где отравления ягодами этого растения довольно часты, и, видимо, клиника отравления эмоционально впечатлила его. Он проникся образом «белладонного» больного и уловил совокупность ее влияния на организм. Ведь отравлялись чаще всего люди с повышенной чувствительностью к яду этого растения.

Область применения белладонны в гомеопатии довольно обширна и не ограничивается упомянутыми заболеваниями. Сильные невралгические боли, кровотечения, острые маститы, абсцессы, аллергические дерматиты и другие болезненные явления также могут быть с успехом вылечены ею. Особенно поразил меня эффект от применения белладонны при гормонзависимой бронхиальной астме с наличием у больной «стероидного» облика: излишней полноты, распространенных багровых полос, специфического румянца. Перехватив мой исследующий взгляд, пациентка произнесла: «Вместо 46-го размера одежды я за два. года лечения гормональными препаратами стала носить 54-й». Клиника основного заболевания под влиянием интенсивного лечения была лишена индивидуальных черт, которые помогают врачу-гомеопату находить подходящее лекарство. Я была в затруднении, но, увидев ясные лучистые глаза пациентки и выяснив, что она относится к высоко-температурящим субъектам, что так характерно для белладонны, прописала этот препарат в высоком разведении. За два месяца она не только стала легче дышать, но и похудела до 48-го размера одежды. Подобное действие белладонны стало мне еще понятнее, когда я узнала, что пасленовые растения содержат вещества, используемые для изготовления преднизолона. Именно этим гормональным препаратом пользовалась пациентка до обращения в гомеопатический кабинет.

Так что белладонна способствует красоте, не только расширяя зрачки, но и в целом влияя на гормональный обмен. В особенностях гормональной системы кроется, видимо, и корень повышенной эмоциональности «белладонных» натур. Пути врачевания редко походят на прямой полет стрелы — они более подобны зигзагам молнии, но тем больше радость при достижении успеха.