Вы здесь

Акупунктура, гипноз и боль

Дискуссии о существе боли ведутся не только в США, но и во многих странах уже более 50 лет, и несмотря на это мы до сих пор не имеем четкого определения, что же такое боль. Мы также не имеем четкого определения сути гипноза, и до сих пор положительная методология акупунктуры находится всего лишь в стадии разработки. Для объяснения сущности взаимосвязи этих проблем предпринимались некоторые попытки, однако результаты исследований оказались не полностью исчерпывающими и даже были в чем-то противоречивыми.

Очевидно, что в большинстве областей науки нет «железных фактов», касающихся акупунктуры, потому что фактически невозможно получить такие данные при отсутствии полного понимания существа гипноза и боли — основного субстрата для воздействий акупунктуры. Однако при исследовании акупунктуры нельзя собрать факты на протяжении лишь нескольких лет. Отмечается недоверие некоторых медицинских обществ, с которыми я сталкивался в нашей стране; их критерии тесно связаны с этими «железными фактами». Так, я вспоминаю отношение Американской медицинской ассоциации (в данном случае одной из доброжелательных), которая публикует как положительные, так и отрицательные результаты применения акупунктуры, что дает полную картину отношения медицинской общественности к этому методу лечения.

Учебники для медицинских вузов содержат схемы, показывающие пути проведения болевых импульсов. Кроме того, имеются пути проведения температурной и вибрационной чувствительности, а также пути проведения различных сенсорных функций. Почти все эти пути более или менее подтверждены неврологически, однако пути проведения боли никогда не были полностью определены и никогда не были достоверно показаны даже с помощью хирургических методов. Об этом можно судить по клиническим записям феноменов боли (суммации, реверберации, фантомной боли и др.). Такие состояния нельзя объяснить тонкими или грубыми анатомическими и неврологическими схемами.

Современное определение боли принадлежит доктору Ronald Melzack из Монреаля, который на Западе является исследователем-пионером в области боли. Это определение приводится в книге «Проблемы боли», которую я рекомендую. Интересно, что другая книга этого же автора, выпущенная в 1974 г. под таким же названием, вовсе не является монографией, посвященной вопросу о боли. В прошлом доктор Melzack являлся соавтором теории «воротного контроля» Melzack — Wall), с помощью которой они пытались установить взаимоотношения между болью и акупунктурой. Сегодня ни доктор Melzack, ни доктор Wall не считают, что с помощью их теории можно объяснить влияние акупунктуры на боль. Сейчас эти авторы являются сторонниками «центрального механизма» и «гиперстимуляционной анальгезии» — важнейших этнологических факторов купирования боли акупунктурой.

В книге «Проблемы боли» доктор Melzack пишет, что боль проводится не только по тем специфическим путям, которые нам известны. В некоторых случаях ощущение боли сохраняется даже тогда, когда происходит полное хирургическое удаление путей, проводящих боль от органа к мозгу. Сначала, например, удаляют конечность, которая является источником боли, затем производят невротомию, ризотомию, хордотомию и даже экстирпацию нервной ткани вплоть до ткани головного мозга. Производят даже электрошоковую терапию, а боль все равно остается! В настоящее время известно несколько таких случаев, которые заставляют нас сомневаться в существующих неврологических объяснениях болепроводящих путей. Melzack указывает на то, что имеется по крайней мере два восходящих и один нисходящий путь, которые до сих пор ясно и полностью не описаны. Один из восходящих путей называется сенсорно-дифференциальным, или неоспиноталамическим, второй — мотивационно-аффекторным, или ретикулярной формацией. Нисходящий путь называется познавательно-оценочным. Восходящие пути по своей природе относятся к неврологическим категориям, а нисходящий путь является психической категорией и может включать некоторые биохимические, а также неврологические факторы. Описанные доктором Melzack три пути, по которым проводится боль, показывают нам, что в приведенном нами специфическом примере существуют «железные факты». В то же время известно, что на протяжении всей деятельности врача он почти не встречает никаких «железных фактов».

В книге Pitken «Проводниковая анестезия» читатель не перестает удивляться обилию таких выражений, как «предполагают, что», «полагают, что», «современные данные заставляют нас полагать». При этом не следует забывать, что особенно в области неврологии имеется больше предположительных, а не «железных» фактов. За исключением экспериментов на животных, где мы имеем возможность получить прямые результаты, мы располагаем только теми фактами, которые получены вследствие непрямых методов исследования. Итак, можем ли мы в действительности прибегать к таким исследованиям, которые нам хотелось бы поставить и которые воспроизводили бы то, что нам встречается в природе? Ответ может быть только один: нет, не можем. Более того, экстраполяция на человека результатов исследований, полученных на животных, всегда затруднительна и часто приводит к ошибочному пониманию происходящих процессов. Из-за этого препятствия мы не в состоянии достигнуть какого-либо прогресса в определении боли, оставляя, таким образом, эту проблему совершенно нерешенной.

Что же касается гипноза, то много ли мы о нем знаем? Я был участником дискуссии о гипнозе, которая проходила двадцать или более лет тому назад. В то время, будучи студентом, в одном из медицинских журналов я опубликовал одну из первых моих статей, посвященных гипнозу. В то время один из исследователей, под руководством которого я работал, в журнале Американской медицинской ассоциации еще не встречал слово «гипноз».

В 1956 г. при изучении гипноза исследователи сталкивались с такими же проблемами, с которыми в настоящее время сталкиваются исследователи, изучающие акупунктуру, т. е. науке требуется получить «железный факт». Со временем некоторые такие факты были получены, однако трудно сказать, насколько они достоверны.

В настоящее время считают, что методом гипноза может овладеть каждый и что в этом нет никакого шаманства, однако 25 лет тому назад все было иначе. Удивительно то, что к акупунктуре настороженно относятся и некоторые специалисты по гипнозу, хотя до настоящего времени в отношении гипноза мы тоже не имеем какой-либо основательной научной базы. Мы статистически обработали и выяснили степень успешного применения гипноза, определили некоторые параметры, однако я полагаю, что до сих пор мы не можем классифицировать некоторые результаты исследований как «железные факты».    

Итак, мы все применяем гипноз. Мы применяем его даже тогда, когда думаем, что его не применяем. Даже очень образованные физиологи и другие ученые не могут дать четкого определения сущности гипноза. Имеется достаточное количество теорий, однако достоверных фактов нет.

Кроме того, те, кто не может дать определение гипнозу, готовы утверждать, что гипноз эквивалентен акупунктуре, которую мы также не в состоянии четко определить, так как имеются такие области болевых ощущений, для которых до сих пор нет определения. Получается порочный круг!

Проблему гипноза можно разделить на три основных момента: аура, мотивация и, возможно, успех. Реакция больного зависит от того, насколько эти факторы у данного больного взаимосвязаны. Если есть тесное взаимоотношение, то больной будет загипнотизирован. При этом больной не должен быть загипнотизирован сомнамбулически. Мы не включаем сюда идеи Svengali и Trilby, которые полагают, что больной впадает в транс под влиянием волнообразных пассов рук гипнотизера. Истинное достижение гипнотического транса возможно только у относительно небольшой части гипнотической популяции— 15% максимум и 5% минимум. Такая изменчивость обусловлена умением самого гипнотизера, но все равно не более 15% населения способны войти в транс под влиянием гипноза, проводимого даже самыми опытными гипнотизерами.

Удивительным является тот факт, что эстрадные гипнотизеры знают эту статистику. Когда такой гипнотизер исполняет свой номер на эстраде, он отбирает группу людей на сцену и проводит с ними простой гипнотический тест. Тест состоит в том, что он просит этих людей соединить свои ладони и затем попробовать разъединить их, думая о том, что разъединить они их не смогут. Таким образом гипнотизер определяет сомнамбул. Из каждых двадцати добровольцев ему удается отыскать две или три сомнамбулы. Учитывая наличие известного процента сомнамбул у населения (а их число, найденное эстрадным гипнотизером на сцене, соответствует как раз такому проценту), он отпускает остальных добровольцев и начинает работать именно с этими двумя-тремя, зная, что наилучшие результаты гипноза достигаются именно у сомнамбул. Но почему? Ответ на это должны дать ученые. Если вы обнаружили субъекта сомнамбулу, вы можете произвести самую впечатляющую демонстрацию и самый показательный эксперимент. Однако где же те самые «железные факты», которые помогли бы объяснить получаемые феномены?

Сомнамбулу можно оперировать вообще без использования какого-нибудь анестезирующего препарата. В Нью-Йорке на собрании государственного Общества анестезиологов в 1958 г. демонстрировался случай, на основании которого можно показать, как к гипнозу относятся в этой стране. Доктор Vincent Collins, заведующий отделением анестезиологии в госпитале святого Винсента, и я наблюдали четыре большие операции. Они были выполнены под гипнозом и дополнительно введенными анестезирующими препаратами без премедикации и акупунктуры. Однако эти четверо были отобраны для эксперимента потому, что они были сомнамбулами; мы знали, что с такими индивидуумами ничего нельзя сделать, если не производить правильных манипуляций.

Хирургические манипуляции под гипнозом представляют значительный интерес, и серьезных аргументов в пользу акупунктуры по сравнению с гипнозом нет. Мы знаем, что успешно использовать гипноз при хирургических операциях можно только в 5—15% случаев. Китайская статистика утверждает, что под акупунктурной анестезией можно успешно выполнить от 80 до 90% всех операций, однако у нас в стране (в США) эта цифра вполне реально может составить от 60 до 70%. Если исходить из того, что механизмы акупунктуры и гипноза сходны, то не ясно, почему так велики различия между цифрами, отражающими вероятность успеха. Несомненно, что при акупунктуре существует какой-то другой механизм анальгезии.

Каждый доктор во время приема больного, разговаривая с ним с глазу на глаз (исключение составляют больные, с которыми производят тот или иной эксперимент), применяет гипноз независимо от того, владеет доктор гипнозом или нет. Каждая терапевтическая ситуация в медицине является гипнотической ситуацией потому, что она содержит три упомянутых выше фактора: ауру, мотивацию и, возможно, успех. Несмотря на некоторое враждебное отношение, опрос населения показывает, что врачи в США являются наиболее уважаемой категорией населения, они вне конкуренции. Поэтому аура «работает» вместе с врачом, помогая ему в лечении больных.



Что же касается мотивации (побудительных моментов), то можно сказать, что когда больной добровольно приходит к врачу, то это показывает во многом его психическое состояние: целью его посещения является желание стать здоровым. Если же такой больной является мазохистом или желает нанести себе вред, то он будет делать то, что делают в этих случаях другие люди. Его диалог с самим собой, очевидно, таков: «Я не хочу знать, что у меня (чем я болею), может быть, даже рак. Если же я в самом деле болен, то я не хочу знать об этом». Такой больной психически смотивирован, однако больной, пришедший к врачу со средней терапевтической ситуацией, обычно смотивирован желанием стать здоровым.

Третьим элементом является возможное достижение успеха в результате применения лечения. Больной приходит к вам потому, что он слышал о вас от своих друзей либо знакомых врачей или же слышал о ваших способностях от медицинских посредников. Больной с заболеванием желудка пойдет к гастрологу. Вероятность возможного успеха очень высока, потому что больной обращается к тому специалисту, от которого, как он считает, он получит помощь в максимальном объеме. Он уже является частично загипнотизированным, так как считает такого врача своим потенциальным исцелителем. Таким образом, при терапевтической ситуации эти три фактора приводят к развитию гипнотического состояния независимо от того, выявлены эти факторы или нет.

Что же вредного было сделано для акупунктуры в США? Этот вопрос представляет собой отдельную тему, однако этот вред связывается с загадочной, волшебной, а иногда и мистической восточной наукой о медицине. Мы могли бы назвать акупунктуру шаман-пунктурой или даже спорной пунктурой. Последнее наиболее соответствует современному пониманию сути акупунктуры. Большинство людей только то и делают, что спорят об акупунктуре, причем спор этот не является таким уж бескорыстным. Громадное количество врачей, выступающих против акупунктуры, пытаются представить аргументы в пользу гипноза (царство боли) или в пользу лечения стероидными гормонами. Больные, испытавшие гипноз и акупунктуру, отмечали, что акупунктурный эффект более длительный, а сам метод проще по сравнению с гипнозом. Иногда кажется, что гипноз и акупунктура приводят к одинаковым результатам, однако механизм действия у них совершенно различен. В настоящее время точный механизм акупунктуры неизвестен. Вопреки утверждениям китайских или американских ученых этот механизм не относится к разряду нейрофизиологических, исключение составляет применение акупунктуры для лечения боли. Теория «воротного контроля» также полностью ничего не объясняет. Доктор Robert О. Becker, хирург-ортопед из Сиракузы (Нью-Йорк), так говорит о возможности существования биологического механизма действия акупунктуры:

«На самом деле терапевтический метод акупунктуры не имеет известной научной базы. Ни точки, ни меридианы не подтверждены нейроанатомическими исследованиями, а простое введение иглы не сопровождается появлением какого-либо химического вещества, имеющего тривиальное значение. Мы отвергаем философское виталистическое учение об инь и ян, однако объяснить эффект акупунктуры в настоящее время еще не можем. В такой ситуации логичнее было бы сделать два вывода: или акупунктура не имеет биологического основания и эффект ее можно объяснить лишь предположительно, или же биологические основания для проявления эффекта акупунктуры существуют и проявляются благодаря еще неописанным физиологическим механизмам.
Последние 15 лет наша лаборатория изучала факторы, способствующие заживлению. Постепенно накопились данные, подтверждающие существование ранее неизвестных нам механизмов. В настоящее время мы полагаем, что способны полностью описать эту контрольную систему, функционирующую синергично с нервной системой. Было убедительно показано, что такая теория хорошо объясняет ранее плохо понимаемые биологические явления, в том числе и акупунктуру».

В Нью-Йорке я сотрудничаю с Центром для лечения психических заболеваний, в штате которого есть много специалистов по лечению расстройств психики. При нагрузке приблизительно 1 500 больных в неделю такой центр безусловно накапливает огромный опыт для понимания процессов, развивающихся при нарушении психики и, кроме того, в этом центре большое внимание уделяют лечению гипнозом. Директор центра — доктор Lewis R. Wolberg, один из выдающихся пропагандистов гипноза в США и автор многочисленных тестов по определению субъективного состояния своих пациентов. Трудно было убедить его в эффективности акупунктуры, однако некоторые мои исследования поколебали его убеждения.

С января по май 1972 г. ко мне из Центра для лечения психических заболеваний (он располагается в верхних этажах) было направлено 132 больных. Мое отделение для лечения акупунктурой располагалось в подвальном помещении этого здания и поэтому больных направляли «вниз», образно говоря, чуть ли не к сатане. Одним словом, эти несчастные больные направлялись именно «вниз». Ко мне попадали больные, которые не подходили для лечения гипнозом, и те, которым не было смысла проводить психоанализ. Некоторые из этих больных так долго находились под влиянием психоанализа, что они могли бы получить направление от самого Великого Зигмунда. Я видел большое количество разнообразных больных, искавших облегчения в моем отделении, которое в их представлении было последним «портом захода».

Я барахтался, мучительно выискивая какой-либо спасительный якорь. А такой якорь все не находился. Из Китая получал пекинские обзоры, которые в то время издавались только на китайском языке. Совсем недавно их стали издавать на английском языке. Эти обзоры представляли собой медицинскую газету, в которой печатали новости медицины в мире. Это были очень скупые сообщения, в которых оставались неясными такие научные вопросы, как: «Каков механизм действия акупунктуры? Как он осуществляется?» И я должен был ссылаться на такие вот источники, так как ничего другого у меня не было.

Имелось несколько сообщений о лечении психически больных акупунктурой, а также несколько заметок о применении акупунктурной анальгезии при проведении хирургических операций. Вот так я начал программу, направленную на выяснение взаимоотношений между гипнозом и акупунктурой при лечении психических заболеваний.

Степень способности больного входить в состояние гипноза определялась по тесту Стэнфордского или Гарвардского университетов. Это не физические тесты (подобно пробе с глазным яблоком). Они представляют собой написанный текст, который свободно можно приобрести. Каждый, кто намеревается проводить лечение акупунктурой, должен включать такие пробы в свою практику, чтобы получить о состоянии психики больного как можно больше информации, ибо она поможет правильно построить схему работы с больным.

После этих и других усовершенствований я начал лечить больных с помощью акупунктуры. Больным я осторожно объяснял, что данный вид лечения находится еще в стадии эксперимента, что мы в США очень мало знаем об этом виде лечения. Я также говорил больным, что в Китае эмпирические наблюдения за этим видом лечения на протяжении нескольких тысяч лет тоже немного дали науке для понимания сущности акупунктуры.

Мои результаты были разнообразными. Анестезиологам хорошо известно, что если у вас получаются хорошие результаты, то вы хороший наблюдатель, а если плохие, то — плохой специалист по акупунктуре (это замечание принадлежит доктору Ronald Katz, в настоящее время профессору и заведующему отделением анестезиологии).

В результате обследования 132 больных я обнаружил только нерегулярные взаимоотношения между степенью легкости, с которой эти больные входили в гипноз, и эффективностью проводимого лечения с помощью акупунктуры. Эти взаимоотношения не зависели от возраста, массы тела, роста, пола и внушения (все больные подвергались одинаковому внушению). Были больные, которых я очень легко гипнотизировал. И я ожидал, что у них с помощью акупунктуры получу хорошие результаты, однако этого неслучалось. Были больные, которых я не смог ввести в гипноз, на после акупунктуры у них наступало значительное облегчение. Однако обратных взаимоотношений между степенью легкости введения в гипноз и степенью эффективности акупунктуры я установить не смог. Результаты оказались статистически недостоверными, случайными.

С другой стороны, Spiegel и Kate из Колумбийского университета при Исследовании 112 больных обнаружила высокую корреляцию между степенью легкости введения в гипноз и положительными результатами после акупунктуры. Более того, Choh-Lu Li из департамента здравоохранения обнаружил, что акупунктура была бесполезной у 14 больных. По Моему мнению, результаты перечисленных здесь исследований следует расценивать как предварительные, так как нет возможности сделать какие-либо серьезные выводы. При исследовании особенностей психики человека перед тем, как сделать какие-то заключения, необходимо обследовать более тысячи больных.

Являются ли эти факты «железными»? Являются ли они теми предварительными результатами, которые можно принять во внимание перед тем, как прийти к окончательному выводу о взаимоотношении между гипнозом и акупунктурой? Является ли это взаимоотношение настолько существенным? Эти вопросы не являются академическими, так как некоторые научные журналы готовы называть акупунктуру чепухой. Мы не должны допускать такого отношения к акупунктуре до тех пор, пока не будет достоверно установлено, что акупунктура является обычным шарлатанством. Многим современным достижениям в медицине, включая и гипноз, сналача вешали ярлык шарлатанства. Об этом мы должны помнить, рассматривая вопрос об акупунктуре. Надеюсь, что акупунктура пройдет тот же путь, что и гипноз, и в конце концов получит всеобщее признание.

Вот выдержка из газеты «Tribune» за 18 февраля 1974 г., выходящей в Солт Лейк Сити:

«...Доктор Katz сказал, что акупунктура является феноменом, который существует параллельно с гипнозом, однако механизмы действия акупунктуры до сих пор неизвестны. Он добавил, что некоторые результаты, полученные при работе с акупунктурой, на самом деле являются гипнозом, «только вместо мячика или цепочки в качестве отвлекающего предмета используется вращающаяся игла». Однако он тут же заметил, что не все результаты, полученные с помощью акупунктуры, являются результатами гипнотического воздействия...»

Не только доктор Katz говорит о том, что между гипнозом и акупунктурой имеются существенные различия. Доктор Patrick Wall уже не считает, что акупунктура является гипнозом. Доктор Melzack согласен с тем, что механизм действия акупунктуры выходит за рамки гипноза. Только твердолобые не могут отрешиться от своих высказанных ранее взглядов о том, что акупунктура близка к гипнозу.