Современные подходы к вопросу о механизме иглорефлексотерапии

d181d0bed0b2d180d0b5d0bcd0b5d0bdd0bdd18bd0b5-d0bfd0bed0b4d185d0bed0b4d18b-d0ba-d0b2d0bed0bfd180d0bed181d183-d0be-d0bcd0b5d185d0b0d0bd Рефлексотерапия

Совершенно очевидно, что механизм действия иглотерапии или других методов воздействия на точки акупунктуры связан со взаимодействием на разных уровнях нервной системы эффектов стимуляции кожи в области активных точек с нормальными или патологически измененными нейрональными процессами, обеспечивающими регуляцию висцеральных систем.

Этот вопрос, по нашему мнению, вплотную смыкается с традиционным для отечественной медицины рефлексологическим, нервистским подходом к пониманию физиологии и патологии человека.

Большую роль в развитии рефлексологического направления в физиологии и медицине сыграл И. М. Сеченов, ибо он распространил понятие рефлекса на все процессы, возникающие в нервной системе. Работами A. А. Ухтомского, С. П. Боткина, И. П. Павлова, Н. Е. Введенского, B. М. Бехтерева, Л. А. Орбели, А. Д. Сперанского, К. М. Быкова, П. К. Анохина и др. была создана стройная теория нервизма, уточнены многие вопросы нервной регуляции, функционального взаимоотношения центральной нервной системы и внутренних органов, преодолен искусственный барьер между соматическими и вегетативными отделами нервной системы, уточнены вопросы взаимодействия центра и периферии и многое другое.

А. А. Богомолец писал, что любая точка периферии может оказать «могущественное влияние» на любую функцию организма посредством вегетативной нервной системы. Он считал, что «возможность получить изменения в функциональном состоянии нервных центров с любой точки периферии находит себе отражение и в известной мере подтверждение в учении о так называемой рефлексотерапии».

Работами Р. А. Дуриняна было установлено, что афферентные сигналы от рецепторов кожи, мышц, сухожилий, сосудов и других тканей по волокнам задних корешков вступают в спинной мозг. Здесь на уровне того или иного сегмента происходит активное взаимодействие нейрональных спинальных систем с поступающей афферентацией путем прямого переключения части аксонов на нейроны заднего рога или посылки коллатералей от непереключающихся волокон в задние и боковые рога. Уже на сегментарном уровне происходит взаимодействие между висцеральной и соматической афферентацией. Пройдя уровень спинального сегмента, афферентные импульсы по спиноретикулярным, спиноталамическим и другим восходящим путям достигают ретикулярной формации ствола мозга и ядер зрительных бугров, откуда далее они проецируются на кору головного мозга, вызывая специфические осознаваемые ощущения с различной эмоциональной окраской.

Важным является то обстоятельство, что, как показали исследования С. С. Мусящиковой и В. Н. Черниговского, уже на уровне спинного мозга, ретикулярной формации ствола мозга и в зрительных буграх, а не только в проекционных зонах коры мозга существует соматотопическая организация. Это означает, что афферентация от определенных кожных зон и внутренних органов проецируется в определенные группы нейронов указанных отделов центральной нервной системы. Этим обеспечивается постоянное взаимодействие висцеральных и соматических сигналов, в результате чего изменяется работа соответствующей группы нейронов, связанных с регуляцией той или иной соматической функции, висцеральной системы или органа.

На уровне спинного мозга происходит тесное перекрытие тазовым и чревным нервами тех зон, которые занимают соматические афферентные проводники, т. е. существует четкое соматотопическое распределение каждого афферентного канала независимо от того, принадлежит он к соматическим или висцеральным системам. Причем, пространственное распределение этих проводников в спинном мозге обусловливается уровнем последовательного вхождения в спинной мозг. Поэтому восходящие волокна тазового нерва расположены по соседству с волокнами крестцово-поясничного сплетения и седалищного нерва, а волокна чревного нерва — с проводниками, которые идут от пояснично-грудного отдела. Эти пространственные взаимоотношения сохраняются и на уровне таламуса, а также в коре больших полушарий.

Было детально изучено представительство афферентных висцеральных путей и их взаимоотношения с соматическими системами в зрительных буграх. Р. А. Дуринян показал, что зона представительства чревного нерва в таламусе кошек располагается в зоне представительства туловища с заходом на зону передней и задней конечностей. Показано также, что зона представительства тазового нерва наиболее интенсивно перекрывается соматическим представительством задней конечности и менее тесно — представительством передней конечности.

В коре головного мозга зоны представительства висцеральной чувствительности располагаются в пределах областей соматической чувствительности. Интересно представлены кортикальные проекции блуждающего нерва, который в коре «бродит» подобно тому, как «бродит» на периферии. Это позволило В. Н. Черниговскому сравнить блуждающие нервы с песочными часами, причем «широкие части этой фигуры соответствовали бы распределению волокон блуждающего нерва на периферии и представительству их в коре больших полушарий. А узкий перешеек мог бы быть сравнен с расположением волокон в продолговатом мозге». Таким образом, в коре также имеется четкое перекрытие висцеральных проекционных зон и зон соматической чувствительности.

Достоверные данные получены при изучении афферентной части кортико-висцеральной рефлекторной дуги. Показано, что те или иные эффекты со стороны различных внутренних органов получены при раздражении тех извилин и борозд, которые расположены в передних отделах коры головного мозга, т. е. при раздражении тех же участков, которые содержат представительство сенсомоторных функций. В связи с этим примечателен тот факт, что в пирамидном пути, берущем начало из двигательных областей коры головного мозга, содержится около 80% безмиелиновых нервных волокон, являющихся проводниками висцеральных импульсов, а часть волокон пирамидного пути оканчивается не в переднем роге, а на границе между передним и задним рогами, где локализованы висцеральные эфферентные нейроны.

Остановимся еще на одном интересном факте, выявленном экспериментами Н. Н. Беллера, который пришел к выводу о том, что в передних отделах лимбической коры существуют три зоны, раздражение которых вызывает неодинаковые эффекты со стороны моторной деятельности пищеварительного тракта. Было четко показано, что раздражение одной зоны дает стимулирующий эффект, второй зоны — тормозной эффект, а при раздражении третьей зоны можно получить как тормозные, так и стимулирующие эффекты на моторику пищеварительного тракта.

Итак, мы весьма подробно разобрали два важнейших элемента кортико-висцеральной рефлекторной дуги — афферентный, имеющий важный феномен в виде перекрытия вегетативной и соматической афферентации на всех уровнях центральной нервной системы (на значении которого мы далее остановимся), и не менее сложный эфферентный. Но, по-видимому, полная схема кортико-висцеральной дуги может быть построена только путем доказательства морфологических и физиологических связей между афферентным и эфферентным звеном на уровне коры головного мозга. Эти доказательства были получены в лаборатории В. Н. Черниговского. Выделяют первую (СО и вторую (C2) соматические сенсорные области, а также первую (M1) и вторую (M2) двигательные области. Вторая сенсорная область меньше первой, но общая картина проекции тела остается сходной. У приматов, особенно у человека, большая площадь занята представительством дистальных отделов конечностей (главным образом кисть). Это связывают со значимостью этих отделов в процессах взаимодействия организма с внешней средой. G. G. Cellesia показал, что в обеих соматосенсорных областях установлена сегментарная организация представительства в соответствии с дерматомным принципом, a I. R. Haight установил, что непрерывность и связь соседних участков представительства обусловлены периферической сегментарной иннервацией. В. Ю. Ермолаева установила связи между I и II зонами кортикального представительства чревных нервов.

Важные данные были получены при изучении связей между I и II зонами чревного нерва и некоторыми цитоархитектоническими полями коры больших полушарий. Выявлено, что имеются богатые связи I и II зон представительства чревных нервов как с кортикальными полями, так и с субкортикальными образованиями. Было, в частности, показано наличие связей I и II зон представительства чревных нервов с 24-м и 32-м цитоархитектоническими полями (т. е. с полями лимбической коры). В. Н. Черниговский считает этот факт очень важным, так как эти связи совпадают с теми точками коры, раздражение которых вызывало отчетливые изменения в двигательной функции кишечника. Аналогичные результаты были получены Н. Н. Беллером. Указанные данные «позволяют предположить, что в этих наблюдениях найдено то недостающее звено в кортико-висцеральной рефлекторной дуге, которое позволяет ее замкнуть и тем самым представить в полном виде». Таким образом в основе терапевтического действия иглотерапии лежит механизм соматовисцерального взаимодействия. При возникновении какого-либо заболевания изменяется состояние не только самого органа или висцеральной системы с автономными нервными образованиями. При этом, что очень важно, нарушается их центральная регуляция. Последняя изменяется вследствие ненормальной, патологической афферентации из периферии в связи с нарушением нервных процессов, связанных с психогенными факторами, болью, расстройством обмена веществ в нервной ткани и др. Все применяющиеся способы лечения касаются воздействия на отдельные звенья патогенетической цепи — исключения этиологического фактора, коррекции патологических функциональных (или органических — оперативным путем) изменений на уровне органа, нормализации обмена веществ, устранения боли, регуляции психоэмоциональной сферы. Иглорефлексотерапия также способна воздействовать на большинство из этих звеньев патологического процесса (исключая, конечно, этиологические), влияя на местные изменения в тканях и органах, а также на неспецифические генерализованные позитивные реакции («реакции адаптации»), нормализуя нервные регуляторные процессы, устраняя боль и корригируя в определенной степени эмоциональное состояние. При этом кора головного мозга не просто принимает участие в регуляции, но и осуществляет ее контроль, поскольку исследованиями советских физиологов доказано существование системы кортикофугального контроля и механизма «кортикофугальной модуляции» состояния ретикулярных структур мозга.

Важнейшим пунктом этой логической схемы является специфика точек акупунктуры, так как только при воздействии на определенные в каждом конкретном случае точки достигается желаемый терапевтический эффект и возникает вся гамма специфических и неспецифических изменений в виде объективных реакций организма и субъективных ощущений.

Выше мы описали взгляды на природу активных точек R. Fuye, который рассматривает возникновение связи между точками и отдельными внутренними органами исходя преимущественно из онтогенеза организма. Р. А. Дуринян подходит к этому вопросу путем обсуждения филогенетических аспектов, организации сенсорных систем. В качестве прототипа системы активных точек он рассматривает органы боковой линии рыб — основного дистанционного органа ориентации в окружающей среде. Органы боковой линии представляют собой систему механорецепторов, воспринимающих колебания, связанные с движением самого животного и других объектов.

Эволюционно развитие рефлекторных центров мозга шло по линии обеспечения функционального единства соматической и висцеральной афферентной систем. Изменялись функции и строение отдельных рецепторов, изменялись структура и взаимосвязи ядерных образований головного мозга. Однако ранее сформированные связи не утрачивались полностью, а «зашифровывались» в новых, формирующихся системах.

В этом отношении очень важным являются связи тройничного, лицевого, языкоглоточного и блуждающего нервов. Три последних нерва имеют общее сенсорное ядро — ядро солитарного тракта. По соседству с этим и другими ядрами VII, IX и X пар черепных нервов располагаются ядра тройничного нерва, что дает морфологическую основу для широкого функционального взаимодействия между ними. Проекции из сенсорных ядер тройничного нерва локализуются в том же таламическом ядре (вентрально-заднемедиальное ядро VPM), что и проекция ядра солитерного тракта. Следовательно, и на уровне сенсорных реле зрительных бугров происходит взаимодействие афферентации из этих черепных нервов. На этом основании Р. А. Дуринян полагает, что сигналы, поступающие на общие нейрональные элементы указанных ядер черепных нервов, могут блокировать или усиливать афферентацию, поступающую по системе блуждающего нерва от различных внутренних органов, и обеспечивать тем самым соответствующий лечебный эффект.

Оцените статью
Добавить комментарий